Все на выборы
logo2
asi_news

topoleva


В разгаре интернет-голосование за кандидатов в Общественную палату – захватывающий сюжет! С огромным интересом я слежу за тем, как он развивается.

Выводы такие.

Кто набирает больше голосов на сайтеРоссийской общественной инициативы? Те, кто над этим специально работает, агитирует голосовать своих сторонников, партнеров, просто дружественные организации. Те, за кого это делают другие. И еще те, кто использует разные специальные технологии.

В итоге люди, давно работающие в некоммерческом секторе, хорошо известные, завоевавшие доверие в профессиональном сообществе, зачастую уступают тем, кто менее известен. То есть всего этого – опыта, профессионализма, авторитета – мало, чтобы за тебя голосовали в массовом порядке. Те, кто думал, что главное для кандидата – вовремя сдать документы и зарегистрироваться, уже поняли, как сильно ошиблись. Поэтому сегодня я призываю всех людей с активной гражданской позицией, всех, кого волнуют какие-то проблемы в социальной сфере, благотворительности, волонтерстве и т.д., и представителей НКО в частности, очень серьезно отнестись к этим выборам, обязательно проголосовать за кандидатов, которых они хорошо знают, и привлечь к участию в выборах своих сторонников. Тем более что для тех, кто еще не зарегистрирован на портале госуслуг, сейчас все упростилось: можно приехать в Общественную палату, сразу зарегистрироваться и проголосовать за одного кандидата в каждом из 14 направлений.

Я понимаю, кто-то не верит выборам, кто-то не верит в Общественную палату, говорит, что там много людей «со стороны» и т.д. Могу сказать по собственному опыту: Общественная палата за годы работы стала действенным инструментом влияния на принятие решений. К ее мнению в самом деле прислушиваются – и власть, и бизнес, и НКО. И даже один профессионал с активной гражданской позицией, может с помощью этого инструмента многое изменить. Важно, чтобы в палате оказалось как можно больше таких людей.

Очень показателен пример Бориса Львовича Альтшулера. Он давно в ОП, активно работает, прекрасно себя зарекомендовал. Номинированный по направлению «Социальная поддержка граждан», какое-то время он занимал очень скромную для себя позицию по числу набранных голосов. Тогда его кандидатуру начали активно поддерживать организации, объединяющие инвалидов, прежде всего детей-инвалидов. Он много для них делал и делает, является беспрекословным авторитетом, и эти организации мобилизовали своих членов, партнеров, сторонников — пригласили их проголосовать. Сейчас Борис Львович делит первую-вторую позицию с другим кандидатом и, слава богу, имеет все шансы попасть в тройку лидеров, которые станут членами Общественной палаты нового созыва в рамках направления «Социальная поддержка граждан».

Меня очень тревожит направление «Благотворительность». Я не вижу среди сегодняшних лидеров этой номинации кандидатов, которые хорошо известны в некоммерческом секторе. Такие люди, как Алена Попова, Сергей Рыбальченко, Алексей Арбузов, пока набрали мало голосов — непропорционально мало, учитывая профессионализм и авторитет этих людей. Такая же история (но уже по другим направлениям) с Еленой Герасимовой, Евгенией Алексеевой и другими… Я не призываю голосовать за кого-то конкретно, я приглашаю целенаправленно и ответственно поддерживать тех, кому вы доверяете. Чтобы в Общественной палате обязательно оказались те, кто реально представляет интересы сектора гражданских инициатив. Чтобы они выдержали конкуренцию с людьми, не такими известными, зато лучше владеющими технологиями сбора голосов.

Технологии применяются разные. В том числе и, мягко говоря, не вполне прозрачные. Например, когда в Общественную палату людей привозят регистрироваться и голосовать целыми автобусами. Когда организация, возглавляемая одним из кандидатов, в сроки выборов в ОП проводит беспроигрышный конкурс с денежными призами, участники которого приглашают своих знакомых регистрироваться на портале госуслуг, а в подтверждение присылают организаторам копии конвертов писем из Ростелекома с указанием персональных данных привлеченных лиц (рейтинг кандидата – главного конкурента Бориса Альтшулера, кстати, — при этом стремительно растет). Я надеюсь специально созданная рабочая группа Общественной палаты, даст оценку этим и другим технологиям.


Александра Славянская:фактор «белого пальто» в российской благотворительности
logo2
asi_news

Славянская_Фонд Счастливый мир2


МОСКВА. Президент Благотворительного фонда «Счастливый мир» — организации, которая помогает тяжелобольным детям, рассуждает об извечном вопросе публичности в благотворительности, «вредности» благотворительной деятельности и о том, что было бы, если бы благотворители не брали на себя заботу о тех, о ком должным образом не заботится государство.

Те, кто не занимается благотворительностью, любят порассуждать о том, что желание помогать людям, особенно если ты говоришь об этом публично – это своеобразный способ почувствовать себя в «белом пальто» на фоне других, возможность быть в модном сегодня тренде социальной активности. Однако я совершенно уверена, что большинство людей приходят в благотворительное движение все же не для того, чтобы казаться лучше в чьих-то глазах, даже если они публично рассказывают о своей деятельности.

Мотивы занятия благотворительностью у каждого свои – некоторым нравится чувствовать себя спасителем и таким образом удовлетворять внутренние, на мой взгляд, не самые плохие амбиции. Кто-то, глядя на то, что происходит вокруг, считает, что если не поможет он, то не поможет никто. Есть те, кто пережил личную драму, потерял близких и не хочет, чтобы с другими произошло то же, что и с ними. Кому-то, как в свое время мне, очень сильно помогли в сложной ситуации, и они считают, что это тот долг, который теперь, когда есть такая возможность, надо вернуть. Встречаются люди, для кого благотворительность является частью светской жизни, возможностью войти в определенный круг, познакомиться с известными персонами.

Я знаю тех, других, третьих, четвертых и пятых. И если бы меня попросили ранжировать этих людей, решить, кто лучше, а кто хуже, я бы не смогла этого сделать. Для меня абсолютно неважно, по каким причинам люди приходят в благотворительность. Главное – что они помогают, а не то, почему они начали это делать.

И если уж рассуждать о факторе «белого пальто», то я бы поговорила о другой проблеме. Недавно я наткнулась на статью Дмитрия Быкова, в которой нашла много созвучных мне мыслей. В ней он говорит о том, что, по сути, российская благотворительность — чрезвычайно вредная вещь. Наличие колоссального волонтерского, благотворительного движения в нашей стране под лозунгом «если не мы, то кто?» позволяет государству не предпринимать никаких системных шагов для решения проблем нуждающихся, больных людей, осиротевших детей. Более того, оно дает государству возможность приписать в общественном сознании заслуги волонтеров и благотворителей себе и таким образом создавать иллюзию, видимость того, что в России что-то меняется в лучшую сторону.



Любой благотворитель в нашей стране — это человек, который шагает через помойку в красивом белом плаще


Если я правильно поняла г-на Быкова, он считает, что если бы наша благотворительность не развивалась в таких масштабах, то, возможно, многим россиянам и иностранцам режим Путина не казался бы таким успешным, так как было бы ясно, насколько все на самом деле плохо.

По большому счету я с Дмитрием Быковым согласна. Наша активность действительно помогает властям ускользать от их прямых задач. Более того, благотворительность в России существует вопреки государству, мы часто вынуждены решать государственные проблемы против воли власть имущих. И это совершенно иррациональная, сюрреалистическая ситуация, которой быть не должно.

Передо мною, как и перед многими, часто встает этот этический вопрос: могу ли я отказаться от благотворительности, сказав: ок, это не моя ответственность, это долг тех, кто наверху, и если завтра люди начнут умирать пачками, это будет на их совести. Может быть, в долгосрочной перспективе, это как раз и вынудило бы государство наконец-то исполнять свои функции?

Сколько бы раз я ни задавала себе этот вопрос, я понимаю, что не могу на него ответить. Потому что когда смотришь на больного ребенка и понимаешь, что жизнь у него всего одна, другой не будет – всегда делаешь выбор в пользу спасения жизни. В конечном счете, любой благотворитель в нашей стране – это человек, который шагает через помойку в красивом белом плаще.


Может ли понятие «благополучие» стать основой для оценки эффективности третьего сектора?
logo2
asi_news

25 апреля Комитет гражданских инициатив и CAF Россия провели круглый стол, посвященный проблеме самоопределения российских НКО в новых условиях. В фокусе встречи было обсуждение аналитического доклада «Российские НКО на пути к устойчивости». Авторы доклада предлагают по-новому взглянуть на проблему устойчивости НКО и использовать понятие «благополучие человека» (well-being) в качестве основного критерия оценки деятельности третьего сектора.


Полина Филиппова

Полина Филиппова, директор по программной деятельности CAF Россия

Некоммерческому сектору, условно говоря, 20 лет. Сейчас, как нам кажется, мы проходим этап самоопределения. Пока что понимание того, какие мы, носит размытый характер. Мы предлагаем использовать для самоидентификации термин «благополучие человека» (well-being), хотя сейчас он и не очень популярен и его пока нет в публичном дискурсе.

Пожалуй, одна из важнейших ролей нашего сектора в том, что мы единственные продвигаем тему индивидуального благополучия. Государство отвечает за общество в целом, у него другие задачи. Коммерческий сектор создает другие ценности. Идея благополучия — это та позитивная повестка, которой обществу очень не хватает. И это не просто некий лозунг. Есть хорошо разработанная модель, описывающая благополучие. Прежде всего, это личное благополучие. Западные коллеги формулируют его как эмоциональное благополучие, наличие жизненных сил, деятельность, которая осмысленна, это запас внутренних ресурсов, устойчивость к внешним изменениям, благополучие на работе. Эта модель нуждается в адаптации для России, например, в таком компоненте как фактор собственного достоинства. Благополучие, как нам кажется, может стать новой рамкой для осознания роли сектора в обществе. Личное благополучие в ряде стран уже становится важнейшим фактором для оценки успешности общества.

Мария Черток

Мария Черток, директор CAF Россия

Некоммерческий сектор достаточно сильно раздроблен. Каждый из нас думает в терминах своего собственного маленького участка, на котором работает — будь то дети, животные или что-то еще. Для нас самих собственные границы не очень видны и не очень актуальны. Нам кажется, что мы решаем важные проблемы, а что делают остальные, что сектор имеет самость, идентичность — для нас не очень очевидный момент.

Но реальность быстро меняется. Происходит расширение границ сектора. Возникают социальные предприятия, совмещающие коммерческую и некоммерческую реальность. Например, появляются мастерские, где работают инвалиды, или НКО, оказывающая платные услуги. Растет число неформальных объединений – это могут быть волонтеры, инициативные группы, охранные дружины. Бюджетные учреждения очень активно начинают выходить на рынок фандрайзинга и втягивать в контур своей деятельности разные технологии, темы, проблемы, типичные для некоммерческого сектора. Есть также околополитические группы, псевдо-НКО.

Сектору необходимо определиться в новых границах, сформулировать общие ценности, найти работающие механизмы солидарности. Если сектор выступает как единая сила, просто и понятно объясняя, на каких ценностях мы стоим, в чем наша добавленная стоимость, гораздо проще объяснять, кто мы такие.

Солидарность очень важна, в ней есть большая потребность. Вспышки солидарности возникают, как правило, на почве угрозы, а не на почве формулирования позитивной повестки.

Некоммерческий сектор ставит в центр своей деятельности человека — не массу людей, а именно человека с его конкретными проблемами. Сектор может оперативно реагировать на проблемы и потребности этого конкретного человека. Если некоммерческий сектор сможет поднять идею индивидуального благополучия, это будет иметь хорошие последствия для общества в целом.

Бурмистрова

Татьяна Бурмистрова, директор Фонда «Навстречу переменам»

Мне очень нравится термин «благополучие человека». То, что мы называем благополучием, мало используется в обществе. Двадцать лет назад многие организации боролись «против». Бороться всегда легко — бороться против рака груди или против муниципалитетов, которые не выполняют какие-то задачи. Затем самые продвинутые стали бороться «за». Бороться за счастливое детство, за здоровую экологию. Борьба – это всегда что-то военное. Сейчас нам предлагают не бороться, а работать ради благополучия. Это замечательное новшество, говорить про это правильно и нужно.

Владимир Берхин

Владимир Берхин, президент Благотворительного фонда «Предание»

На мой взгляд, в модель концепции благополучия ложатся чисто коммерческие компании, занятые тренингами личностного роста. Или современный бизнес, который формулирует миссию, чтобы не заработать денег, а менять мир к лучшему. Конечно, в этом есть определенный процент лукавства, в то же время я много раз сталкивался с мнением, что те, кто не стремится изменить мир, успеха никогда не достигнут. Те, кто просто решил заработать денег, заработает мало, что современная экономика основана на отдаче. Выигрывает тот, кто создает максимальные возможности для сотрудничества. Наш фонд работает в сети. Мы заметили, что чем больше мы отдаем, тем больше привлекаем пожертвований. Этот доклад ставит важную проблему. Но ответа не дает. Мир изменился, но что с этими изменениями делать, не очень понятно.

Тополева 4

Елена Тополева-Солдунова, директор Агентства социальной информации

Мы должны осознавать, что никогда не договоримся об общих ценностях для всего сектора — ценностях, которые разделяют все НКО, просто потому что невозможно со всеми их согласовать. Но все же разговор уникальности сектора и тех критериев, которые отличают сообщество НКО от бизнеса и власти, очень ценен. Благополучие человека вполне может быть рассмотрено как один из таких критериев, но чтобы быть уверенным, что это существенный критерий, необходимо проверить данную гипотезу, например, на сотрудниках НКО, проведя фокус-группы. Нужно убедиться, что это вызовет резонанс, вызовет эмоциональный, а не только рациональный отклик. И в дальнейшем проверить, насколько эти ценности будут понятны обществу.

Евросоюз флаг

Ирина Кабенина, руководитель программ по развитию гражданского общества представительства Евросоюза в России

Действительно, благополучие — это термин, который понятен большинству людей. Но гораздо больший вызов для сектора НКО заключается в том, чтобы активизировать потенциал каждого человека. Донести мысль, что, имея личный опыт решения проблемы, действуя активно, можно повысить самооценку, повлиять на собственную жизнь, добиться личного благополучия.

Мы все понимаем, что должны менять менталитет людей, а это сложная задача. Помочь в этом может рассказывание историй. Сейчас очень востребовано такое направление, как мультимедиа сторителлинг. Этой технологии можно научиться. Если мы хотим обновлять состав некоммерческого сектора, вовлекать молодежь, нужно использовать технологии, которые молодежь привлекают.



Борис Альтшулер: списки проблемных школьников для прокуратуры — бессмысленный бюрократический фокус
logo2
asi_news

Мальчик


МОСКВА. Московские школы будут обязаны ежеквартально передавать в прокуратуру списки проблемных учеников. Таким образом власти намерены усилить контроль работы средних образовательных учреждений по профилактике правонарушений среди школьников.

Решение о необходимости списков подростков из группы риска было принято представителями прокуратуры, МВД и Департамента образования на городском межведомственном совещании, пишут «Известия». Поводом к подобным мерам стал недавний трагический случай в школе № 263, в которой ученик расстрелял учителя и охранника. Последовавшая после этого проверка учебных заведений показала, что во многих школах, поднадзорных прокуратуре, не ведется внутреннего учета проблемных учеников, несмотря на то, что они обязаны делать это делать в соответствии с Федеральным законом № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

В необходимости четкого определения критериев, по которым школьник может попасть в подобный список, уверен председатель общественной организации «Гражданская безопасность» Сергей Гринин. «Если детей будут ставить на учет из-за плохой успеваемости или несерьезных дисциплинарных нарушений, это будет несправедливо. Но если речь идет о систематических нарушениях, таких как вымогательство у младших детей, избиение одного ученика группой подростков — такие происшествия могут стать поводом для постановки виновника на внутришкольный учет», — считает эксперт.

Член Комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования, директор Центра образования № 548 «Царицыно» города Москвы Ефим Рачевский отметил, что учет необходим в первую очередь для своевременной помощи детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. «Если в этом плане смотреть на инициативу, то прокуратура права, — заявил он «Трибуне ОП РФ». — По всей видимости, она хочет сберечь жизнь и здоровье детей. И правильно сделает, если будет всерьез заниматься этим вопросом. У нас действительно есть примеры плохих, трагических последствий в школах. На мой взгляд, это еще один шаг на пути к предотвращению подобного вида вещей».

Президент Региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребенка» Борис Альтшулер назвал инициативу со списками проблемных школьников для прокуратуры «бюрократическим фокусом, абсолютно бессмысленным с точки зрения здравого смысла, потому что слово «проблемный» четко не определено».

«Здесь мы столкнулись с тем, что все органы, имеющие отношения к детям, разделены, нет никакой координации. Школа, соцзащита, полиция, правоохранительные органы. Прокуратура должна вмешиваться только, когда нарушение закона происходит. Профилактикой занимаются определенные в федеральном законе № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Этот закон принят, там определены те, кто должен заниматься этой проблемой. Кстати, прокуратуры там нет, так как это не ее дело вообще», — убежден Альтшулер.

По мнению правозащитника, школы, безусловно, должны собирать информацию о подозрительных случаях с учениками и подключать социальных работников и полицию, однако задача прокуратуры состоит в другом. «Прокуратура должна реагировать на сигналы о нарушении закона несовершеннолетними, — отмечает он. — И хорошо бы было, если бы она стала это делать. А собираться сбором информации о трудных подростков они для чего будут? Непонятно. Они привлекут соцзащиту? Ничего они не умеют и не могут. Полиция тоже не может пока привлекать соцзащиту. Нет у нас координаторов, нет и координации пока что. В этом проблема, так как отличить хорошего от плохого, благополучного от неблагополучного подростка абсолютно невозможно…Этот мальчик, который пришел в школу и убил учителя и полицейского, вполне из благополучной семьи, он бы никогда ни в какие списки не попал бы».

Источник: http://www.asi.org.ru/news/boris-altshuler-spiski-problemnyh-shkolnikov-dlya-prokuratury-bessmyslennyj-byurokraticheskij-fokus/


Блог дирктора АСИ: "Партнерский сценарий"
logo2
asi_news

Снижение роста ВВП, отток капитала, новый виток кризиса. На этом фоне активность в сфере корпоративной благотворительности растет. Удивительное дело.

Тополева 4

Смотрим календарь на конец марта-апрель. Десятая ежегодная конференция «Ведомостей» по благотворительности. Конференция по корпоративным программам в сфере социального сиротства Центра развития филантропии «Сопричастность». Международный форум по волонтерству и благотворительности в РГГУ. Конференция «Благотворительность в провинциальной России». Старт проекта «Лидеры корпоративной благотворительности 2014». И все это меньше чем за три недели. Стало быть, есть о чем говорить!

Когда готовилась конференция «Ведомостей» и мы обсуждали концепцию сессии по последним трендам в сфере благотворительности, организаторы предложили: давайте говорить о стратегии компаний в условиях кризиса, о том, как они будут переформатировать свои благотворительные программы в связи с сокращением ресурсов. «А мы не планируем ничего сворачивать или от чего-то отказываться, — заявили представители компаний. – И говорить об этом нам совершенно неинтересно. Мы собираемся эффективность повышать…»

О чем это говорит? Видимо, о том, что компании сегодня относятся к своим благотворительным программам так же бережно и ответственно, как к бизнесу. Это не бантик. Это важнейший нематериальный актив. Это долгосрочная деятельность, которую нельзя взять и бросить только потому, что снизилась прибыль, и которую нужно развивать даже в условиях кризиса.
Вот «Норильский никель» — проводит грандиозный конкурс с общим грантовым фондом в 100 млн рублей. Компания много лет раздавала деньги в формате так называемой «традиционной благотворительности», а теперь реализует сложную, «высокотехнологичную» программу поддержки местных сообществ. Уже проделана (и продолжается) огромная работа по пересмотру подходов к благотворительной деятельности, методов, используемых инструментов. Это вообще трудно, и особенно — в нестабильном экономическом климате… В своем новом конкурсе «Норникель» не просто раздает деньги на конкурсной основе, а только на условиях софинансирования, привлечения собственных средств или средств партнеров – каких угодно, хоть другого бизнеса… И кстати, в экспертный совет конкурса приглашены представители других компаний. Недавно такое даже представить себе было трудно, а тут пожалуйста.

Думаю, можно говорить о том, что на наших глазах осуществляется важная трансформация – переход к партнерскому сценарию развития. Мы видим это не только в бизнес-среде, но и у государства, и в некоммерческом секторе.

Недавно наблюдала такой сюжет. Заседание Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере, речь идет о домах ребенка в системе ФСИН, о том, что надо их переоборудовать (чтобы дети могли вместе с мамами находиться), что нужна медицинская техника для обследований и анализов. Представитель благотворительного фонда берет слово, говорит, мы готовы предоставить свои ресурсы. Я зажмурилась и представила, что сейчас будет. Вернее, что было бы раньше. Важные чиновники грозно спрашивают: а вы кто такой вообще? Откуда у вас деньги? Почему мы должны вам доверять? И т.д. и т.п. Чур меня. Вице-премьер Ольга Голодец сказала: здорово, нам это интересно, приходите – обсудим.

Вот такой разворот к партнерскому сценарию.

http://www.asi.org.ru/partnerskij-stsenarij/

Как писали СМИ о благотворительности в 2013 году
logo2
asi_news

Анна Качкаева


Общий рост числа публикаций о благотворительности в 2013 году составил 15% по сравнению с прошлым годом, следует из Доклада о состоянии и развитии фондов в России, представленного 15 апреля Форумом Доноров. Контент-анализ СМИ, пишущих о благотворительности, показал, что всего о филантропии в 2013 году вышло более 100 тысяч текстов.

Впервые за время проведения контент-анализа СМИ об освещении институциональной благотворительности доля публикаций о благотворительных фондах в позитивном ключе превысила долю публикаций в нейтральном.

По мнению экспертов, этому способствовали три причины: активность фондов, которые стали рассказывать о своей деятельности более понятным языком для читателей; возросший интерес к волонтерству и смещение фокуса журналистики с темы политики на социальную сферу.

Так, в последние два года в связи с событиями в Крымске и на Дальнем Востоке повысился информационный интерес к добровольчеству как к таковому, отмечает декан факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики, руководитель Высшей школы журналистики НИУ «ВШЭ» Анна Качкаева.

«Если есть человеческие истории, значит вокруг этого сформируется и тема для СМИ», — говорит эксперт. По ее словам, на телевидении стало ощутимо больше сюжетов и разговоров о благотворительности, например, о помощи детям. «Это все из инструментария медиа, которые работают с картинкой, с эмоцией, с историей человека», — поясняет она.

Кроме того, к благотворительной сфере журналисты стали проявлять больше интереса потому, что качественная журналистика начала уходить от темы политики как таковой. Сменился фокус на успехи в социальной сфере, активных людей, общественных деятелей.

Исследование показывает, что СМИ стали чаще писать о мотивах участия в благотворительности. Если год назад этому был посвящен лишь 1% журналистских текстов, то в этом году — уже 7%. Более 2/3 всех публикаций в 2013 году (71%) посвящены повседневной деятельности благотворительных фондов. Это материалы об организации мероприятий, помощи благополучателям, благотворительных проектах и акциях.

Большинство текстов с упоминанием слов «благотворительность», «волонтерство», «филантропия», «благотворительный фонд» касалась Москвы и Московской области, чуть меньшая – России в целом. Санкт-Петербург и Ленинградская область занимают лидирующие позиции среди остальных регионов.

Регионы

Ключевыми посланиями в материалах журналистов становились польза, мораль, необходимость благотворительности.

Ключевые послания

Примечательно, что в минувшем году снизилась доля текстов, инфоповодом для которых послужило участие вип-персоны в благотворительной деятельности. В исследуемых материалах упомянуто 847 различных фондов (это на 30% больше, чем год назад). Чаще всего в поле зрения СМИ попадали благотворительные фонды «Подари жизнь!», «Линия жизни», Российский детский фонд, Русфонд.

Интернет-издания по-прежнему занимают лидирующие позиции по публикации материалов о благотворительности. При этом, по мнению Анны Качкаевой, представляет интерес, какое влияние на медийную повестку дня и ее трансформацию оказывают именно социальные сети.

«Социальные сети во многом возбудили тему и слова, которые не были в повестке дня в обиходе два-три года назад – краудсорсинг, краудфандинг, яндекс-кошелек. Не учитывать блогеров, сообщества, гражданский фон в исследовании, так же  как и сваливать все эти ресурсы наряду с интернет-медиа в одну кучу, не верно», — считает декан факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики.

Несмотря на то, что пресса стала больше уделять внимания некоммерческому сектору, благотворительность не рассматривается журналистами как системный и институциональный фактор жизни, не рассматривается в контексте политики и экономики. В то же время СМИ в 2013 году впервые стали различать виды фондов, упоминая их составные наименования: частный фонд, корпоративный фонд, фонд местного сообщества, фонд целевого капитала, благотворительный фонд.

В целом, в СМИ в 2013 году превалировала положительная оценка деятельности фондов, несмотря на то, что 2013 год был противоречивым в плане отношений государства и некоммерческого сектора, резюмировала Анна Качкаева.

http://www.asi.org.ru/kak-pisali-smi-o-blagotvoritelnosti-v-2013-godu/

АВТОР: Юлия Вяткина

Фото: Форум Доноров


Какое будущее ждет Шуховскую башню?
logo2
asi_news
Споры по поводу дальнейшей судьбы Шуховской башни не утихают. Ее нынешние владельцы настаивают на демонтаже и переносе объекта, тогда как градозащитники выступают резко против подобных мер.

112-390x244

Координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин обратил внимание, что растиражированная СМИ информация о том, что Правительство Москвы отказалось взять на баланс Шуховскую башню, не соответствует действительности. Он отмечает, что Минкомсвязи ссылается надокумент, датированный 7 марта 2013 года.

«Насколько это соответствует нынешней позиции Правительства Москвы — неизвестно», — подчеркивает он.

Рахматуллин уверен, что Минсвязи и пользователь памятника — Российская телевизионная и радиовещательная сеть (РТРС) не будут использовать башню по назначению. При этом он обращает внимание, что в сложившейся спорной ситуации нет коммерческой интриги, так как РТРС готова передать башню новому собственнику вместе с участком. «То есть предложение снести башню и отстроить ее заново не является единственным предложением Минсвязи и РТРС», — говорит эксперт.



«башня может стать смотровой площадкой… либо филиалом Политехнического музея или Музея архитектуры» (Р. Рахматуллин)


«Основной вопрос сейчас в том, кто может стать новым хозяином башни вместе с участком. В этом случае важна позиция Правительства Москвы. Либо Москва, либо некий представитель государства должны принять участок с башней на свой баланс или в свою собственность. Затем им необходимо актуализировать проект реставрации, разработав в нем раздел «Приспособление памятника», так как реставрация без приспособления — не совсем реставрация. И вот здесь очень важно продумать, а чем будет эта башня в дальнейшем», — рассуждает Рахматуллин.

Представитель «Архнадзора» считает, что если ответственность за объект возьмет федеральный бюджет, башня, как вариант, может стать смотровой площадкой с ограниченной в силу устройства функциональностью либо филиалом Политехнического музея или Музея архитектуры.



«Шуховская башня — памятник, а не металлолом, ее невозможно разобрать, а потом собрать, это ее угробит» (С. Капков)


1 апреля газета «Известия» опубликовала сообщение главы Департамента культуры Сергея Капкова, что московские власти отказались принимать Шуховскую башню на баланс города, потому что считают нецелесообразной ее передачу как отдельной конструкции, без земельного участка.

«Мы не поддерживаем идею убирать Шуховскую башню с ее исторического места, которое было определено автором.  А земельный участок вместе с башней нам никто передавать пока не собирается. Напротив, от нас ожидают «самовывоза», чтобы мы ее расклепали и сварили в другом месте — в парке Горького или, например, на ВВЦ. Но Шуховская башня — памятник, а не металлолом, ее невозможно разобрать, а потом собрать, это ее угробит», — отмечает Капков.

Между тем РТРС обозначило свою позицию в официальном заявлении на своем сайте. Компания поддерживает идею двухэтапной реставрации-реконструкции радиобашни и считает целесообразным ее восстановление на новом месте, более доступном для посетителей. При этом РТРС подтверждает свою готовность передать башню вместе с участком на ул. Шаболовка в управление новому владельцу.



»С инженерной точки зрения, единственное решение в таких случаях – капитальный ремонт» (Российская телевизионная и радиовещательная сеть)


«Опыта и компетенции специалистов РТРС достаточно, чтобы констатировать: коррозии, деформации и иным повреждениям подверглись почти 70% элементов конструкции объекта. С инженерной точки зрения, единственное решение в таких случаях – капитальный ремонт… Возможность замены элементов ограничена требованиями российского законодательства по охране памятников культуры… Есть ли сейчас в профессиональном сообществе гений, который возьмется продлить срок жизни башни еще на 100 лет без капитального ремонта? РТРС подтверждает свою готовность передать ему объект», — сообщают представители организации.

Совет фонда «Шуховская башня» предлагает срочно передать памятник из ведения Минсвязи городу Москве или Минкульту, а также внести Шуховскую башню в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ. Они настаивают на сохранении башни на ее историческом месте «без демонтажа с соблюдением принципа максимальной аутентичности».

В своем заявлении представители фонда отмечают, что предварительно состояние башни в настоящий момент можно оценить как близкое к предаварийному. Они считают необходимым срочно провести экспертизу настоящего состояния объекта и одновременно начать экстренные работы по его консервации и фиксации при участии Минкультуры и общественных организаций.



«Если работы начнутся, то это приведет к всеобщему протесту общественности» (коалиция «В защиту старой Москвы»)


В свою очередь коалиция «В защиту старой Москвы», общественное движение «Фронде ТВ» заявили, что начало работ по демонтажу Шуховской башни приведет к масштабному протесту градозащитников России.

«Кампания по защите памятника будет продолжаться и в случае решения правительства о его разборке. Если работы начнутся, то это приведет к всеобщему протесту общественности, в том числе и на стройплощадке. Будет разбит палаточный лагерь. При этих обстоятельствах Шуховская башня станет наглядным примером того, как в России «сохраняют» историю».

Градозащитники отмечают, что «в последние дни чиновники придумывают разнообразные неубедительные поводы для распила и последующего переноса уникального инженерного памятника в другое место». Они не исключают, что проблемой в данном вопросе является не сама башня, а земельный участок, который она занимает. Активисты готовы объявить международный сбор средств на реставрацию башни. Проект для этого создан еще год назад, однако не был поддержан на правительственном уровне.



«Шуховскую башню можно считать символом Москвы и российским эквивалентом Эйфелевой башни» (международная группа архитекторов)


Общественные деятели и эксперты неоднократно заявляли о необходимости защитить Шуховскую башню от демонтажа и переноса. Активисты собирают подписи, проводят пикетыи устраивают акции в интернете. Группа из 38 зарубежных архитекторов и экспертов направила письмо Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой сохранить радиобашню , пишут «Известия».

По мнению подписавших письмо, Шуховскую башню можно считать символом Москвы и российским эквивалентом Эйфелевой башни. Вариант переноса объекта они считают неприемлемым, так как в этом случае он «потеряет значительную часть своей исторической важности и весь свой урбанистический контекст». Авторы письма предлагают предпринять меры по сохранению башни по международным стандартам и выступить с предложением о ее внесении в список объектов мирового наследия ЮНЕСКО.

АВТОР: Дарья Шаповалова
Фото: frondetv.ru


Центр "Вита" провел скрытое наблюдение за жестоким обращением с животными в российском цирке
logo2
asi_news
Центр защиты прав животных "Вита" опубликовал рассказ своей активистки, некоторое время анонимно работавшей в одном из лучших российских цирков. В течение года камеры слежения фиксировали ежедневные реалии жизни цирковых животных. Расследование проводилось исключительно с общественной целью – донести до россиян правдивую информацию о положении животных в цирке и цирковой дрессуре, которая априори никогда не бывает гуманной, сообщает "Вита".
"Я пошла на этот шаг, понимая, что это единственное, чем я могу помочь животным - пленникам цирков, – говорит активистка "Виты", изучавшая цирк изнутри. – Людям нужна всего лишь правда, чтобы эта многовековая индустрия, основанная на тирании, рухнула как карточный домик".
По ее словам, условия содержания и общая атмосфера циркового закулисья напоминают концлагерь. Животные проводят в клетках по 23 часа в сутки – все время, не занятое дрессировкой, репетициями и выступлениями. При этом размер клетки у каждого из них чрезвычайно мал, за редким исключением.
В материале, размещенном на сайте "Виты", приводятся слова телеведущей Ольги Шелест, участвовавшей в шоу Первого канала "Цирк со звездами": "Сегодня я сожалею, что приняла участие в проекте в роли дрессировщицы, но зато теперь я хорошо поняла, почему цирковые животные не поднимают лапу на своего дрессировщика. Потому что когда они были маленькими, их избили палками так, что они боятся вообще ослушаться дрессировщика".
"Голод и страх – единственная мотивация подчиняться, выполняя раз за разом, на протяжении всей жизни, одно и то же заученное наизусть действие", – делает вывод активистка общественной организации.
Полный рассказ и видеоматериалы размещены здесь:

"Надо обращать внимание не на возраст усыновителя, а на его жизненный опыт и окружение"
logo2
asi_news
Законопроект, упрощающий процедуру усыновления в России, 16 апреля рассмотрели депутаты Госдумы РФ. Законопроект отменяет требование к разнице в возрасте между не состоящим в браке усыновителем и ребенком – в случае маленькой возрастной разницы решение об усыновлении будет принимать суд. Кроме того, будущим усыновителям, которые уже были опекунами, не нужно проходить обучение в Школе приемных родителей. Единовременное пособие в размере 100 тыс. рублей получат усыновители детей-инвалидов, детей старше семи лет и родных братьев и сестер. В случае принятия законопроекта, эти нормы вступят в силу с 1 января 2013 года. Документ вводит разумные вещи, направленные на упрощение процедуры усыновления, считает исполнительный директор Благотворительного центра "Соучастие в судьбе" Алексей Головань. Эти меры стимулируют будущих усыновителей и в особенности тех, кто усыновляет "трудных" детей, отмечает исполнительный директор Благотворительного центра "Соучастие в судьбе" Алексей Головань... Полностью материал можно найти на сайте АСИ.

Минтруд приглашает профессиональное сообщество к обсуждению стандартов профессий социальной сферы
logo2
asi_news
В 2013 году появятся профессиональные стандарты работников социальной сферы. Их разработкой сейчас занимается рабочая группа при Министерстве труда РФ, состоящая из экспертов из Московского городского психолого-педагогического университета, НИИ "Высшая школа экономики", Российского государственного социального университета, Московского государственного областного университета, а также общественных организаций и других образовательных и научных заведений. В задачи группы входит формулировка требований к новым профессиям, которые обсудили 14 апреля участники круглого стола в Общественной палате РФ. Эксперты должны ответить, к примеру, на вопросы: какими навыками должен обладать специалист по защите детства, какие требования работодатель вправе предъявить к коучу, чем должен заниматься медиатор.
Read more...Collapse )

?

Log in